taby27.ru о философии дизайне, имидже, архитектуре  

http://www.snab-baza.ru/ .

Федотовских О.Л. Понятие "стиль". Подходы к определению стиля

 

Содержание

 

Введение                                                                                                3

Глава 1. История возникновения понятия «стиль»                                  6

Глава 2.  Основные подходы к определению «стиль культуры»           12

Заключение                                                                                           17

Список литературы                                                                                     18

 

 

Введение

        Стиль - одна из самых многозначных и противоречивых категорий гуманитарного знания. Ведущей тенденцией ее исторического движения, насчитывающего почти тысячу лет, было постоянное расширение сферы употребления понятия «стиль». Столь различные дисциплины, как эстетика и лингвистика, риторика и науковедение, культурология и психология, философия и социология, заимствуя это понятие, друг у друга, затрагивали его сначала косвенно, но впоследствии вводили в свой категориальный аппарат. Постепенно возникло множество различных трактовок сущности стиля, которые отражали предметно- дисциплинарный ракурс рассмотрения и преобладающие ориентации соответствующей исторической эпохи.

       В одном из наиболее фундаментальных исследований стиля - работе А.Ф.Лосева «Проблема художественного стиля», произведен подробнейший исторический обзор имеющихся трактовок, данных в различных словарях и специальных сочинениях. Автор полагает, что количество и разнообразие взглядов на этот предмет столь велико, что кажется практически невыполнимой задача не только создания общей теории стиля, но даже и написания единой истории учения о стиле «а если последнее и возможно, то потребует усилий больших исследовательских коллективов» (А.Ф.Лосев).

       Действительно, обилие позиций в понимании сущности стиля до сих пор не приблизило к более или менее междисциплинарно - согласованному подходу. В разные сферы знания, будь то лингвистика, социология, науковедение, термин «стиль» обычно вводился без предварительного аналитического обоснования. Среди многих значений, приписываемых этому понятию, выбиралось то, которое в большей степени соответствовало предмету данной научной дисциплины. Следствием подобного употребления этого термина стало параллельное существование взаимоисключающих его трактовок. Например:

  Стиль - формотворчество, самоорганизация языка; стиль  - выразитель духовных смыслов культуры;

  Стиль - проявление уникальности, отклонения от стереотипа; стиль  - многократное воспроизведение инвариантного принципа организации формы.

  Стиль - выражение  квинтэссенции творческой активности субъекта; стиль  - тиражируемая модель, закон повторяемости.

        Кроме того, назрела необходимость осмысления наметившегося разрыва в понимании стиля между классической и современной познавательной парадигмами. Согласно классическому толкованию, стиль принадлежал к числу качественных характеристик культуры, служил одним из ее нормативных параметров. Он трактовался как форма встречи объективного, всеобщего с конкретно- предметным, как структура, придающая культуре единство, стабильность, определенность. В основе современной мировоззренческой картины находится не реконструкция объективной реальности, а рефлексия субъекта, осмысляющего бытие как собственную субъективную реальность, образованную взаимоотношением множества индивидуальных и коллективных миров; суть постижения культуры выражается не объяснением, а пониманием, направленным не на поиск истины, а на поиск смыслов. В этой системе представлений сущность и функции стиля переосмысляются - он трактуется как интерпретационный механизм, выстраивающий смысловое поле культуры в процессе межиндивидуальных взаимодействий. Внимание исследователей переключается с традиционных форм проявления стиля - стиля культуры, стиля искусства, стиля мышления - на феномен стиля жизни, который рассматривается не в системе культуры, а в системе «жизнедеятельности».

        Таким образом, в настоящее время как никогда раньше стало актуальным преодоление теоретико-методологического кризиса, присущего современному состоянию исследования проблемы стиля и препятствующего дальнейшему функционированию этого понятия в научной сфере.

  Глава 1.

История возникновения понятия «стиль»

 

          Родина слова «стиль» - Эллада. Слово вышло из греко- античной филологии и происходит от названия палочки из металла или кости для письма по навощенной дощечке ( «stylos»). Греческое «стилос» перешло в латинское «стилюс» и стало обозначать литературную манеру изложения.

Свою древнюю связь с культурой слова античности понятие стиля принесло и в Новое время, сохраняя в лоне этой традиции смысл способа словесного выражения мысли - ее речевого построения, и вместе с тем впервые обрело новую значимость понятия эстетической оценки, причем - высшей оценки речи, знаменуя теперь критерий и условие ее красоты.

Как нельзя лучше передает эту мысль афоризм Расина: «Стиль - мысль, выраженная минимумом слов». Такова же оценка и у Свифта : «Стиль - это нужные слова в нужных местах».

        Легко заметить, что великие стилисты XVII века относили свою оценку не к произведению, а к совершенству акта его создания, здесь - претворения мысли в слово. Одно то, что «стиль- мысль...», адресует понятие стиля не к творимому объекту, а к творящему субъекту. Но не самая мысль как таковая, не ее смысл, здесь являет собой начало стиля, а красота ее бытия (оформленности) в слове.

      Данные формулировки понятия «стиль» могут быть свободно отнесены к любым формам устной и письменной речи. Человек говорит и пишет красиво, если способен выразить мысль минимальным количеством слов.

Стиль есть совершенство речи, а значит, и совершенство мысли, ибо нет мысли, пока она не выражена в слове. Здесь понятие стиля отнесено к самому человеку, как высшая оценка его способности красиво мыслить. Красота мышления становится реальной эстетической ценностью культуры в своем объективном проявлении как красоты выражения мысли через слово.

         Этот смысл понятия «стиль» с предельной краткостью оценочно расширил в XVIII веке Жорж Бюффон - при избрании его академиком - своим крылатым выражением: «Стиль - это сам человек». В бюффоновском определении стиля как бы подчеркивается, что сам

человек во всех своих мыслях, действиях, поступках всегда выступает как неповторимо индивидуальный эстетический субъект культуры.

       В современной же риторике главным предметом является жизнь текста, захватывающая процессы творчества и восприятия, а не модуляции готового слова внутри традиции. В обоих случаях смысл стиля устанавливается при соотнесении с контекстом. Распространяется трактовка стиля как «отклонения» от языковых норм, как профессиональных, так и обыденных, то есть главным оказывается отношение «норма-отклонение», а не отклонение как таковое. Иными словами, стиль должен быть соотнесен с конкретным языковым контекстом. Язык включает в себя всю совокупность стилистических приемов, которые сами по себе нейтральны и обретают смысл, только будучи локализованными, в определенном стиле, проявляющем контекстуальность языка. Следовательно, язык потенциален, а стиль - его конкретная контекстуальная реальность.

       Таким образом, в современной риторике, во-первых, в новом

ракурсе возвращается трактовка стиля как взаимодействия текста и его субъективного восприятия, во-вторых, выдвигается проблема контекстуального смысла стиля и возможности параллельного сосуществования множества контекстов и множества стилей и, в - третьих, подчеркивается творческий характер стиля, преодолевающего норму, а не следующего ей.

       Еще в древней риторике наметились две основные тенденции трактовки языка, в дальнейшем предопределившие ракурс рассмотрения стиля как языкового феномена. Первая - понимание языка как способа выражения и как средства коммуникации, и вторая - отношение к языку как к сложившейся знаковой системе, существующей по своим законам. Этот второй подход получил свое дальнейшее развитие в лингвистике, отделившей язык от всех внешних связей и относившееся к нему как к автономной закрытой системе.

        В рамках лингвистики стиль - форма знаковой «различности», потенциально заложенная в самом языке. По мысли Э.Сепира, «проблема стиля - это проблема техники образования и расположения слов, определяемая самим языком. Формальные модели, шаблоны языка не противоречат стилю, а являются его базой. Стиль не привносится откуда-то извне языка, не следует каким-то заимствованным образцам, а содержится в естественном языке и проявляется благодаря направленному воздействию, функциональной устремленности». На основе такого понимания внутри лингвистики образовался особый раздел - стилистика, предметом которого стали ситуационные и индивидуальные аспекты языка. Стиль предстает здесь как «целесообразное употребление языка, когда каждый элемент языковой целостности определен генеральной функцией, соответственно которой можно подразделять стили на разговорный и письменный, стиль научного изложения и художественного выражения» (Кайзер).

          В XX веке понимание языка претерпело существенные изменения. Язык трактуется уже не как вторичное образование,  продукт познавательной деятельности, а как модель отношений, складывающихся в обществе и культуре; законы языка начинают восприниматься как универсальные формы устройства человеческого мира. Такое понимание требует включения в анализ языка всей целостности исторического, социального, культурного опыта сознания. На этом пути наметились две тенденции развития языкознания, повлиявшие и на формирование различных трактовок стиля: структуралистская и герменевтическая. Первая тенденция, представленная структурализмом, претендующим на универсально - методологическую роль, находится в русле, проложенном классической лингвистикой. Структурализм развивает подход к языку как к объективной системе отношений- структур, изучает принципы их организованности, формы соответствий, выявляет систему специфических кодов и основания их декодирования. Стиль трактуется структурализмом как код, охватывающий различные структуры значений. При этом стиль понимается как целостность, интегрирующая многие аспекты значений.

         Изначально в структурализме понятие «стиль» было принято в значении «стиль эпохи»- образования, распространенного во времени и пространстве. Затем, во второй половине XX века под влиянием постмодернистских ориентаций понятие «стиль», сохраняя свою универсальность, деглобализируется. Поскольку структуралистский подход стремится к абстрагированию от содержательного наполнения отношений, отказываясь от исторических, социальных, культурных интерпретаций языка, стиль выступает как феномен игры языка, причем по мере освобождения языка от нормативной регуляции, игры без правил. По мнению Л.Пфайфера, понятие стиль сигнализирует о скрытых игровых пространствах систем. В отличие от таких понятий, как система, структура, закон, норма, он является «выражением образно- игрового пространства, лежащего между нормативностью и когерентностью».

         Позиция постмодернизма опять возвращает понятие «стиль» в изолированную языковую систему, на фоне которой стилевые различия становятся значащими. Значение знака не может долго сохраняться, каждый знак утверждает себя, отделяясь от других. Стиль оказывается единицей амбивалентности целостности и, таким образом, способом обнаружения и культивирования индивидуального начала. Внесодержательные установки структурализма вновь заключают значение стиля в рамки языка, но на этот раз стиль оказывается уже не свойством языка, а его состоянием, способом осуществления.

         Процесс стилевой атомизации находит свое истолкование и в другом направлении современного языкознания - феноменологически - герменевтическом, в котором язык предстает не как закрытая, самодостаточная система, а как направленный процесс, связывающий субъекта, говорящего с реальностью и с субъектом- реципиентом. Как заметил П.Рикер, «роль языка заключается в том, чтобы говорить что-то о чем-то; благодаря этому язык вырывается из того, о чем он говорит». Основополагающими характеристиками языка становятся выразительность и коммуникативность, а изучение языка из чисто объективистского анализа структур превращается в процесс понимания, интерпретации, истолкования. В такой системе координат категория «стиль» имеет другой смысл, нежели в структурализме. Трактовка стиля как формы выражения субъекта в языке встречается еще в XIX веке. Так, В. Гумбольдт считал, что язык следует рассматривать не как готовый продукт, а как процесс формирования, раскрывающийся  в акте говорения. В говорении, тексте язык выступает не как ординарный, однозначный язык вообще, а как характер, выражающий духовную самобытность говорящего. В этой точке характер языка сливается с характером стиля, язык обретает стилистическую обозначенность. Гумбольдт считал главным аспектом языкознания характерологическую сферу языка, прежде всего изучение его национальной специфики, ибо в этой стилевой форме стиля органично сочетаются всеобщее и индивидуальное, что можно наблюдать и анализировать, следовательно, категория «стиль» оказывается важным инструментом изучения «особенного» в языке и одной из центральных категорий языкознания.

         Понимание стиля в философии языка, прежде всего, связано с трактовкой субъекта языкового действия. Если в XIX веке субъект понимался как неперсональный дух, определяющийся историческими (дух эпохи), национальными (национальный характер) свойствами, то в XX веке действует тенденция все большей персонализации содержания субъекта. Соответственно и понимание стиля все более индивидуализируется, для современных философов стиль - это, прежде всего индивидуальный стиль, ибо только индивидуальное «существует» как невыводимое, непосредственное, только оно обладает собственным голосом и ответственностью перед другими. По мнению Р.Барта, стиль - наиболее глубинное в субъекте  как речевом организме, дознаковая пра-форма, предшествующая погружению личности в историю и культуру.

       Таким образом, в современных концепциях языка стилю отводится роль посредника между индивидуальностью субъекта, миром исторических и культурных значений  и другими индивидуальностями, каждой из которых движет стремление к самоопределению. Стиль служит средством проекции индивидуальности в мир, в другие индивидуальности и в самое себя.

 

- феноменостояниембнаружения и культивирования индивидуального началадернизма опять возвращает понятие "ажением образно- игорвого  система, структура, закон, норма, он является "иль выступает как феномен игры языка, причем ралист

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Г лава 2.

Основные подходы к определению «стиль культуры»

          Сама категория «стиль» появилась исходя из потребности в параметре, характеризующем ключевое качество культуры и вместе с тем обобщающем ее эмпирическое и историческое бытие. Поэтому появилось несколько подходов к понятию «стиль культуры», отражающих направления мировоззренческих поисков.

          Первый подход исходил из воспринятой  у Гегеля идеи единства духа, образующего культурную целостность. История культуры представала как последовательность монолитных эпох господства единого духовного начала, а стиль трактовался как общий формообразующий принцип мирового духа, дающий имена культурным эпохам.

           Второй подход исходил из принятой в позитивизме аналогии культуры с организмом, все элементы которого взаимообусловлены и объединены единым структурным принципом. Стилем стали именовать эту, присущую «организму культуры», внутреннюю интегрированность элементов, придающих культуре качественную определенность и позволяющую различать исторические типы культуры.

           Третий подход сложился в философии жизни, где стиль представал как целостная выразительная характеристика субъекта культуры. Так, по словам О.Шпенглера, стиль объединяет всю совокупность проявлений культуры в «одну громадную целостность душевного выражения», придавая ее формам определенное и уникальное единство внешнего вида.

            Общим для всех подходов было видение в стиле характеристики качественного единства, целостности и самобытности столь разнородного по составу, столь организационно сложного образования, как культура.

  Р.Пирс полагает, что, говоря о стиле культуры, надо учитывать весь диапазон степеней стилевой общности. Он выявляет три взаимообусловленных типа - всеобщий, основной и индивидуальный,  - диалектика которых и образует целостность стиля культуры. Усложнение представлений о единстве и всеобщности стиля привело к изменению понимания существа стилевой целостности культуры. Не менее важным свойством, чем изначальная общность частей культуры, считают теперь их функциональную взаимную согласованность. В трактовке стиля как функциональной структуры он предстает активной формирующей силой, а не статичным качеством. Внутренняя борьба стилевых тенденций с автономизацией отдельных областей культуры выражается в динамике жизни самой культуры, а потому смена стиля приводит к смене субстанции культуры. А.Кребер считает, что активность культуры измеряется тремя важнейшими параметрами - развитием, творческой способностью и формированием стиля.

        Новый ракурс рассмотрения проблема стиля получила в связи с возникновением взаимной ориентации философии истории культуры и философской антропологии. Предмет исторического изучения культуры стали определять как историческое своеобразие целостности культуры совместно с живущим в ней человеком. Предметом анализа оказывается богатство жизненных проявлений человека (материальная культура, обычаи, верования, нормы поведения, эстетические вкусы), взятое как целое.

         Идея о том, что подлинное предназначение стиля состоит в раскрытии смысла форм, благодаря чему стиль является выразителем, «орнаментальной волей», символом культуры, принадлежит О.Шпенглеру. Эта идея легла в основу большинства последующих исследований, в которых подчеркивалось, что стиль есть не сама форма, а выражение культурных смыслов - ценностных интенций религиозного, нравственного, эстетического, социального, психологического содержания.

         Стиль можно считать образованием, через которое культура самоупорядочивается, самоорганизуется. Он вводит отдельные факты и разрозненные знаки в текст культуры и тем самым укрепляет ее коренное качество, расширяет ее объем. Следовательно, стиль - реально существующий метаязык культуры. Вместе с тем, внутреннее самосознание культуры и то, как она предстает внешнему исследователю, - не одно и то же.  

        По мнению Л.М. Баткина, стиль как основа целостной реконструкции культуры - одна из важнейших методологических проблем изучения истории культуры. В науке о культуре важно установить, каковы допустимые границы произвольности исследователя, конструирующего культуру как целое? Как можно видеть всю эпоху, не обобщая, и видеть внутренние различия, не потерявшись в них? Баткин полагает, что понятие «стиль культуры», содержащее в себе компромисс определенности и неопределенности, оптимально для решения историко-типологических задач культурологии. Сущность стиля - системность, целостность социальных и духовных связей, поэтому рассмотрение культуры сквозь призму стиля направляет исследователя на поиск не признаков, а их связи, соотношений, включающих в себя и сходство, и различия. Баткин отмечает высокий познавательный потенциал понятия «стиль культуры», так как оно допускает интерпретационную свободу и в то же время организованность, а не разрозненность представлений. Использование понятия «стиль культуры» может быть весьма плодотворным, но оно требует особой тонкости и гибкости методологии.

        Значительное место в исследованиях культуры как целого занимает проблема источника формообразования в ней. Категория стиль оказывается центральной при анализе активной роли искусства в этом процессе. Вопрос о соотношении стиля искусства и стиля культуры прямо или косвенно ставился в большинстве исследований, посвященных стилю культуры. На тезисе о выдающейся роли искусства в культуре особенно настаивали сторонники «философии жизни». Так, О.Шпенглер полагал, что именно стиль искусства способен выразить тот «максимум формы, который вообще можно было достигнуть, исходя из пра-символа пространства, представляющего душу культуры». На этом основании Шпенглер прямо проецировал стили искусства на стили культуры (барокко в искусстве, математике, физике, психологии).

       Сегодня такая точка зрения оспаривается как искусствоведами, так и культурологами, которые замечают, что, если в искусстве стиль - одна из самых существенных характеристик, то культуру и отдельные ее отрасли он определяет лишь частично и с множеством оговорок. Поэтому в рамках одного культурного целого стиль культуры и стили, проявляющиеся в ее различных сферах, особенно в искусстве, могут расходиться. Р.Пирс видит наиболее приемлемый путь к пониманию стиля культуры в интегрированном исследовании взаимопроникающих стилей во всех областях культуры. Художественный стиль играет при этом особую роль, так как отражает все многообразие внутренних  взаимосвязей стилей в различных сферах культуры, что в свою очередь, образует «арсенал» ее языка, обусловливающий стиль искусства.

        Итак, можно констатировать, что существует три главных направления обращения к понятию «стиль» при изучении культуры. Первое - в русле пересечения философии истории и философии культуры, где стиль трактуется как символическая форма, выражающая глубинные содержания исторического развития культуры как целого. Второе - в рамках системного анализа функционирования культуры как данности, рассмотрения диалектики уровней и форм ее организации. Третье направление можно считать современной редакцией культурантропологии.

Усилия его представителей обращены к тому, чтобы преодолеть историческую  абстрактность, приоритет духовно-идейного понимания культуры и взаимную изолированность ее конкретных языков. Здесь делается акцент на антропологической основе историко-культурного процесса, в соответствии с которой за языком культуры стоит человек, а сама культура предстает как способ его духовно-практического самоосуществления. Данный подход ставит задачу обнаружения механизмов, способов, форм выражения человека как целостности.

       В этом контексте возникает новый аспект значения проблемы стиля, а понятие «стиль» ставится в ряд с такими категориями, как «деятельность», «человек», «жизнь». Таким образом, «стиль культуры» оказывается производным от понятия «стиль жизни».

       Заключение

       Подводя итоги, можно сделать вывод, что стиль охватывает человека, культуру, историю, язык, синтезирует их интенции, свидетельствует о сферах, скрытых за знаковыми формами. Он сообщает о невидимых качествах и энергиях, побуждающих язык действовать, а эти сферы не поддаются анализу при помощи традиционных для языкознания категорий - таких как система, фигура, код, норма и правила.

      Стиль -  образование, правила которого невозможно обнаружить, он не совпадает с действиями общих норм языковых отношений, то есть стоит над принятой осознанной языковой компетенцией. Стиль предстает понятием, характеризующимся большой неопределенностью, вызывая сомнения в допустимости его научного употребления. Вместе с тем, использовать его менее трудно, чем обходиться без него.

      По-видимому, философия языка вышла сейчас к таким проблемам, рассмотрение которых требует дополнения категорий рациональности другими, по природе своей не поддающимися чисто логическому анализу. Таким образом, сколь бы не были широки возможности языкознания, оперирующего наиболее абстрактными, а, следовательно, обобщенными, представлениями о языке, они имеют свои пределы. Стиль оказывается категорией, являющейся каналом вхождения языкознания в сферу гуманитарного мышления.

 Список литературы 

1. Устюгова Е.Н. Стиль и культура: опыт построения общей теории стиля.- 2-е изд.- СПб.:Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2006.- 260 с.
2. Власов В.Т. Стили в искусстве. Словарь. СПб., 1995.- 320 с.
3. Каплун А.И. Стиль и архитектура.- М.: Стройиздат, 1985.- 232 с.
4. Философский энциклопедический словарь. М., 1983.- 432 с.

13.11.2008

...материя конечна
но не вещь.
Иосиф Бродский