taby27.ru о философии дизайне, имидже, архитектуре  

www.gofinances.ru

Спящие красавицы Урала: Златоуст. 2006. Т. Быстрова

«- Спишь? Не проснешься? - спросил старый Эгути как будто бы для того, чтобы дотронуться до этой руки; взял ее в свою и слегка встряхнул. Он знал, что девушка не проснется. Не выпуская руки, он вглядывался в ее лицо, пытаясь понять, что она собой представляет в жизни». Кавабата Ясунари «Спящие красавицы».

«Демидовкой не зря один конец назывался. Там демидовские мастера жили, а они, известно, булат с давних годов варить умели». П. П. Бажов «Иванко-Крылатко»

"Но час действительно настает, час великих свершений. Вот меч Элендила, единственное наследие, пронесенное через века». Дж. Р. Р. Толкиен «Властелин Колец»

 

Рассказать о городе с большой историей, которая теперь простирается до византийского святого, лучше всего в жанре эпоса, но что-то препятствует этому. Может быть, то, что эпос не предполагает авторских оценок. А, может быть, опять погода всему виной. Тихий город. Трубы, туманы и дымы, поднимающиеся вверх. Вершина Таганая вдалеке. Неспешный немногочисленный транспорт. Маленькие трамваи, смело одолевающие горы и горки. Ровные строчки улиц над прудом. Множество сосулек, толстые сугробы на крышах и - лестницы, вверх и вниз, потому что город - на горах.

 

Изнанка этой тишины насыщена событиями и делами. С 31 августа 1754 г., когда Указ Берг-Коллегии разрешил тульским купцам и заводчикам Мосоловым строить железодействуемый Златоустовский завод на реке Ай, Куваканской волости Исетской провинции, до наших дней город непрерывно создает и возрождает, производит и поставляет, укрепляет и поддерживает. В нем такое множество славных мастеров, от металлургов до швей, что некоторые склонны объяснять их количество географическим положением города: на хребте, на бывшем разломе. Такая вот аномалия...

Думаю, секрет прост. Увидев раз уральский булат, его певучие узоры, его синеву и тьму, трудно оставаться в бездействии. Держать клинок - сжимать в руках время, от рождения рудных жил в незапамятном прошлом до часа появления орнамента, вбитого металлом в металл. Он не может быть холодным, ведь к нему прикоснулся человек.

 

Во всем мире известна златоустовская гравировка по металлу, описанная Бажовым в сказе об Иванко-Крылатко, реальный прототип которого, кстати сказать, был сыном унтершихтмейстера Николая Никитовича Бушуева, заводского чертежника и живописца.   

 «На другой день, как приехали в Златоуст, пошли все в украшенный цех. Царь и говорит генералу:
- Жалую тебя саблей. Выбирай самолучшую. Немцы, понятно, спозаранку всю Фуйкину работу на самых видных местах разложили. А один наш мастер возьми и подсунь в то число Иванковых коньков. Генерал, как углядел эту саблю, сразу ее ухватил. Долго на коньков любовался, заточку осмотрел, все винтики опробовал и говорит:
- Много я на своем веку украшенного оружия видел, а такой рисовки не случалось. Видать, мастер с полетом. Крылатый человек. Хочу его поглядеть.

Ну, немцам делать нечего, пришлось за Иванком послать. Пришел тот, а генерал его благодарит. Выгреб сколько было денег в кармане и говорит:
- Извини, друг, больше не осталось: поиздержался в дороге. Давай хоть я тебя поцелую за твое мастерство. Оно к доброму казацкому удару ведет».

Талантливый мастер, безденежный генерал - герой войны восемьсот двенадцатого года: история повторяется почти дословно, но мир не стоит на месте. Секреты технологии были практически полностью утеряны. Пятнадцать лет назад, в начале девяностых Александр Иванович Лохтачев создал творческую мастерскую «ЛиК», возрождающую традиции гравюры на стали. Его сын Денис, член Союза художников России и Международной ассоциации изобразительных искусств (АИАП) ЮНЕСКО,  помнит первые опыты по изготовлению браслетов из латунных полос и вырезыванию днищ у тазиков для мытья - не из чего было делать подносы во времена всеобщего дефицита. Ведерки под шампанское по сей день производят из артиллерийских гильз - как и положено городу, искони кующему оружие. Это не мешает им обладать собственным очарованием, строгостью пропорций, сдержанной выверенностью. Прелесть в том, что изделия из нержавеющей стали и серебра, украшенные кристаллами полудрагоценных камней и золотом, не просто декоративны. Ими можно пользоваться по назначению. «Когда заказчики с севера высказали пожелание получить охотничий нож, который, как положено, не тонул бы в воде, мы заменили металл ножен капом, - рассказывает Денис Лохтачев. - Качество проверяли, бросая нож в воду, и остались довольны». Новое время, иные задачи. Смекалка и постоянный поиск - как у старых мастеров.

 

Мастерская «ЛиК» породила последователей, и сегодня в Златоусте официально зарегистрировано более тридцати предприятий. Открылись специальности в учебных заведениях, спецклассы в школах. Так формируется особая творческая среда, дающая разнообразные и весомые результаты. Заказчиками златоустовских изделий являются правительственные организации, Российская Армия и Флот, фирмы, банки и частные лица. Наградам и дипломам нет числа, равно как и новым замыслам, оригинальным идеям.

 

Бурная творческая жизнь почти не оставляет следов в городском ландшафте. Разве только скульптуры, названия улиц - Аносова, Бушуева, - и огромные пушки у входа в закрытый недавно завод имени В.И. Ленина, когда-то первый, «железодействуемый». Здесь историческими реликвиями выглядят огороды, ютящиеся на крутых склонах: чудны`е маленькие теплицы, террасы не хуже южных, заборы, уходящие вверх. Здесь самые экзотичные на Урале входные группы, с широкими лестницами и ступеньками необычных конфигураций. Город рассыпался по склонам и десятилетиям: ни одного района, ни одного завершенного ансамбля. Беседа с главным архитектором, Владимиром Ивановичем Комаровым, о перспективах развития городской среды не проясняет ситуацию. - Вы уже видели памятник Иоанну Златоусту? - интересуется он. Но что может памятник среди снесенных купеческих домов с их неповторимыми решетками, разрушающихся заводских корпусов и конструктивистских построек с будоражащим ритмом окон и рваной зеленой краской стен?.. Деньги есть. Нет мысли и чувства истории. Лежа между гор, город как будто не стремится к движению. Или любовь к искусствам не простирается на быт? При существующем и явном отсутствии видения градостроительного целого шанс спонтанного возникновения «швейцарской» живописности невелик: для этого нужна хотя бы продуманная выразительность частей.

 

Самый удачный продукт последних лет, к сожалению, до сих пор ничем другим не подтвержденный, - коттеджный район «Красная горка», с узнаваемым четким ритмом секций и кварталов, чудесным брусничным цветом кирпичных стен, деревянными гномами на лужайках, живописными коваными заборчиками - разными у разных хозяев. Он прекрасно вписан в пейзаж, он - его продолжение. Рядом - склоны, лес, солнце, горнолыжные спуски.

 

Здесь, в Златоусте, люди улыбчивы, воздух прозрачен, а мысли чисты, поэтому творчество бьет через край. Здесь будет завтра. А пока город спит.

 

  

 

 

 

 

 

10.01.2006

Тэги: Региональная культура, Предметный мир, Культурология, философия культуры, Имидж города



...материя конечна
но не вещь.
Иосиф Бродский