taby27.ru о философии дизайне, имидже, архитектуре  

irobot roomba

Сущность техники (по работе М.Хайдеггера)

«Сущность техники» по работе М.Хайдеггера

Выполнил: Захаров. С ГО-35042

Преподаватель: профессор, д.ф.н. Быстрова Т.Ю.

Оглавление.

  1. Введение
  2. Основная часть
    1. Понятие “ПОСТАВ” (GESTELL) в философии техники
    2. Двоякий артефакт
    3. В глазах троится от техники
  3. Заключение
  4. Список литературы

Введение.

Наше время невозможно представить себе вне техники как и вне науки. Научно-технический прогресс является, пожалуй, самой характерной доминантой Западной цивилизации, если не её сущностью. Тем не менее, если наука получила достаточно всестороннее освещение во многих трудах, как учёных, так и философов, социологов, культурологов и т.д., то техника всё ещё остаётся "заповедной зоной" при всей своей значимости для судеб человечества сна не осмыслена настолько, чтобы можно было уверенно смотреть в будущее и понимать настоящее. Вот почему принято считать, что философия техники - область сравнительно молодая - пока ещё находится в стадии своего становления.

В технике существует довольно обширная литература. В ней освещены в той или иной степени самые различные стороны проблемы техники, однако в целом здесь преобладает описательный подход. Сущность техники, её глубинное и систематическое философское осмысление пока ещё раскрыты недостаточно, а сама "философия техники" определена лишь в самых общих чертах.

Сущность техники.

Еще в 30-х годах XX века Мартин Хайдеггер показал, что техника - это не столько механизмы и машины, сколько органический и проблемный аспект современной культуры и цивилизации. К сожалению, большинство ученых, инженеров и политиков, определяющих развитие техники, продолжают понимать технику традиционно.

Техника у Мартина Хайдеггера - важнейший способ обнаружения глубинных свойств бытия. Она позволяет выявить о, что сокрыто в нем, должно быть угадано и представлено в подлинном, неискаженном лике. Через сущность техники человек говорит с бытием, слышит его. Но импульс может быть угадан неверно, ибо тем провоцирует человека на ложное самораскрытие.

М. Хайдеггер отмечал, что греческое слово «техне» обозначало не только деятельность ремесленника, умение, мастерство, но также искусство вообще. Стало быть, существенное в технике не делание, не манипулирование, а обнаружение. Техника, по мнению Хайдеггера, уходит корнями вглубь, в сферу истины. Немецкий философ отвергает тезис о том, что техника есть средство в руках человека. Напротив, именно человек «выдан» технике, «затребован» ею. В этом истоки опасности, которая подстерегает человека.

«Задача, которую ставит перед собой М. Хайдеггер, - дать технике нетехническое обоснование, выявить связь технического начала с бытием - поистине глубока и масштабна. Философ выдвигает ряд объемлющих характеристик исторических этапов функционирования и развития техники в тесной взаимообусловленности с отношением человека к бытию, с жизненными целями общества. В основе технической деятельности М. Хайдеггер видит присущее людям стремление к познанию, к обнаружению истины (через обнаружение "сокрытого"). Но начиная с нового времени, давшего импульс квантитативному, исчисляющему освоению мира и отсюда - экспериментальной физике, это направленное на бытие обнаружение (Entbergen) впервые обретает совсем иной характер. Из поиска истины оно превращается в агрессивно-принуждающее отношение к природе, "затребование" ее (Негausfordern) со всеми ресурсами, с заключенной в ней энергией, с учетом наперед всей основанной на ней перерабатывающей индустрии и готового продукта. Таково нынешнее отношение человечества к миру; такова - в определенном смысле - истина сегодняшнего дня. Именно подобное мировоззрение неизбежно стало причиной того, что человек, не замечая этого, оказался сам "затребован" в это всеобъемлющее состояние, он в порочном кругу: полагая, что вся природа, мир в виде запасов, "наличного состояния" (Bestand) полностью находится в его распоряжении, человек, его сущность оказались сейчас в ситуации крайней опасности. В конечном счете, по убеждению Хайдеггера, техника на современном этапе гораздо более непосредственно угрожает сущности человека, - все усилия которого направлены на то, чтобы извлекать, добывать насильственно, управлять и т.д., - чем его существованию.

Учение Хайдеггера о технике, с особой силой подчеркнувшего риск и опасность техники для современной цивилизации, и одновременно неустранимость технического прогресса»

2.1 Понятие “ПОСТАВ” (GESTELL) в философии техники.

“Постав” - это скрытая сила, порождающая сущность и феномен современной техники. Но это не просто сущность техники, а ее некое таинственное начало, порождающее ее; “постав” - это бытие техники.

Для того, чтобы не немецкому читателю понять само слово “постав” (это субстантивированная, усеченная форма глагола “поставлять”) необходимо понять, что означает это слово в своем аутентичном (первозданном) виде, т.е. само слово “Gestall” в немецком языке*.

В своем послесловии к сборнику статей Хайдеггера “Мартин Хайдеггер: Язык и Время” З.Н. Зайцева пишет: ”Слово “Technik” он (Хайдеггер - А.А.) заменяет им самим сконструированным словом “Gestell”. На наш взгляд, предлагаемое для перевода слово “постав” не облегчает понимания, хотя оно связано с глаголом stellen - ставить. Но ведь Хайдеггер подчеркивает глагол her-stellen, когда он объясняет этот неологизм” [3, с.166].

Более обстоятельно анализ слова Gestell предложен упомянутым выше К. Митчемом. Так он пишет: “По его (Хайдеггеру - А.А.) мнению, “за спиной” или на “изнанке” современной техники в качестве способности открытия стоит нечто, что полагает мир и бросает ему вызов. Это нечто Хайдеггер называет Gestell.

Термин Gestell являет собой, если использовать язык Канта, трансцендентальную предпосылку современной техники. Предлагая этот термин, Хайдеггер пытается закрепить общезначимое слово, которое, в обычном его значении, переводится как “стойка”, “каркас”, “подставка” или что-то в этом роде. Однако он придает этому термину более глубокий философский смысл. Gestell выражает объединенное содержание тех ориентаций, которые направляют человека, бросают ему вызов, зовут его к раскрытию реального, подобно приказу, к созданию резервов. Корень Stell - основа, от которой образован термин stellendes (устанавливающее, ориентирующее). Gestell означает тот способ открытия, который определяет сущность современной техники, но и сам он не имеет технической природы. Этот каркас, или Gestell, не является частью техники; он является той установкой, которая лежит в самой основе современной техники, пребывает внутри технической деятельности. Проще говоря, этот термин означает техническое отношение к миру.

С определенной точки зрения, Gestell является безличностным познавательным “каркасом”. Однако, с точки зрения Хайдеггера, Gestell - нечто более фундаментальное, чем то, что может быть выражено термином “безличностное воление”. И это - наиболее интересное и “интригующее” его утверждение. Gestell не только “полагает” и делает вызов миру, - такого рода идея уже содержат в себе элементы воли - он также ориентирует человека и призывает его самому бросить вызов миру, “творить” мир. “ [1, с.43]. Таким образом в слове заложена скрытая основа, или говоря языком Аристотеля, энтелехия феномена техники.

Но достаточно ли одного анализа этого слова, чтобы понять суть самой техники? Наверное, и это очевидно, что нет. Слово “постав” может получить свое истинное значение только в контексте философии техники М. Хайдеггера, в философия техники в контексте его учения о бытии. Именно такой подход является исчерпывающим истолкованием, т.е. соответствующим герменевтике (философии понимания). Истолкование будет подлинным, соответствующим духу самого Хайдеггера только в том случае, если мы сохраним язык его философствования.

Итак, о чем же говорит Хайдеггер задаваясь “Вопросом о технике” ?

С присущим Хайдеггеру стилем философствования, он заявляет, что сущность техники есть нечто не-техническое и не-нейтральное по отношению к существованию человека. Если определять технику как средство и/или способ человеческой деятельности, то это еще не будет сущностью техники, ибо это всего лишь инструментальное и/или антропологическое определение техники.

Выявить сущность чего-либо, это значит раскрыть вещь в ее существе; только при таком раскрытии происходит событие истины. Хайдеггер отказывается от привычного употребления слова “истина” как нечто “верное”. Истина по Хайдеггеру - это несокрытое, непотаенное. Человек - это не просто некая обособленная личность, но то, что вовлечено в процесс добывающего поставления, т.е. обладатель способности раскрывать потаенность сущего. По Хайдеггеру такая способность человека дарована ему тем, что он изначально видит себя вошедшим в круг непотаенности, непотаенность уже осуществилась, существование которой человек обнаруживает как свою способность. Иными словами “способность”, которую человек обнаруживает в себе, на деле ему дарована существованием непотаенности. Человек - это то, через что проявляется непотаенность. Способов такого проявления множество, и одним из них является техника.

Техника - это не просто человеческое дело, это дарованная человеку способность раскрывать непотаенность. Сутью этого нового способа является “поставление” истины. Отсюда Хайдеггер делает свой вывод: сущность техники есть “по-став” (Gestеll). Здесь Хайдеггер придает обычному немецкому слову Gestеll то, что - как он пиишет -может означать: ткацкий станок, мельничный жернов, - новое, совсем необычное значение. При этом он ссылается на Платона, который греческому слову “эйдос” что означает “вид”, т.е данность чувственному зрению, придал совершенно иное значение - “идея” т.е. то, что как раз не воспринимается чувственным взором.

Постав - это способ раскрытия потаенности, который заставляет человека выводить действительное из его потаенности. По Хайдеггеру, между потаенностью и непотаенностью нет различия, ибо для него бытие иррационально; граница же между ними пролегает в способности их различать, которая дарована только человеку. Поэтому Хайдеггер, ссылаясь на греческих мыслителей говорит, что сущностное дольше всего остается потаенным, хотя и является самым ранним: первоначало открывается последним.

Поскольку техника, это один из способов дарованных человеку, то существо современной техники ставит человека на определенный (технический) путь раскрытия потаенности. Поставить на тот или иной путь, т.е. послать в него, есть проявление судьбы. Следовательно, техника - это судьба Человека. Но судьба по Хайдеггеру - это не принуждение. Только следуя судьбе, человек впервые становится свободным потому, что следовать ей - значит слышать Зов бытия.

Существо свободы связано не с волей, а с выходом из потаенности. К событию-истине ближе всего стоит свобода. Хайдеггер определяет свободу как “область судьбы, посылающей человека на тот или иной путь раскрытия Тайны” (с. 232). Таким образом, постав есть существо техники, который отвечает судьбе исторического бытия. На этом позитивная сторона философии техники временно как бы обрывается.

Встать на путь судьбы дело всегда рискованное. В этом Хайдеггер видит главную опасность, т.е. судьбу в образе постава. В этом случае человек становится просто некой “наличностью”, мнящей себя господином земли. А это по Хайдеггеру есть отход от сущности человека, ибо человек - это не господин сущего, а пастух бытия. Это первая опасность. Однако, постав подвергает риску не только человека в его отношении к самому себе, но при этом изгоняется и всякая другая возможность раскрытия потаенности.

Главная опасность заключается в том, что технический способ обнаружения истины, как некая тотальность, скрадывает тот путь раскрытия тайны, который дает присутствующему явиться в смысле произведения - пойесису.

Та опасность, которая подступила к самому существу человека, опасней, чем возможные последствия действия современных машин и аппаратов. Ибо человек теряет иную способность раскрыть потаенное - нечто более изначальное. А в этой способности по Хайдеггеру как раз и заключено существо человека.

В ходе своего развития, человек постепенно утрачивает эту способность, а постав - судьба человека - с потрясающей силой открыл человеку эту истину. В этом Хайдеггер усматривает позитивное предназначение техники и приводит слова немецкого поэта Ф. Гельдерлина (1770 - 1843):

Но где опасность, там вырастает
И спасительное.

В существе техники, считает Хайдеггер, таятся ростки спасительного.

Итак, по Хайдеггеру существует два судьбоносных способа раскрытия потаенности - производственно-поставляющий, т.е. технический и путем создания произведения, т.е. поэтический. Тем не менее эти способы не смежные.

Выход из потаенности есть судьба, которая всегда уже, всегда вдруг, она есть непотаенность, которая захватывает человека, возвращая ему подлинность бытия. Такая подлинность есть поэтический экстаз, и именно он предшествует (исторически) поставу. Современная техника, постав роковым образом заслоняет собою поэзию жизни.

Но все же техника таит в себе ростки спасительного, ибо человек сбывается только в событии истины и постав есть такая его судьба.

Техника несет в себе опасность и таит ростки спасительного. Как распознать последнее и признательно сберечь его?

Существо техники оказалось двусмысленным. Но двусмысленность эта указывает на тайну истины, или, как говорит Хайдеггер, на констелляцию (положение звезд, стечение обстоятельств), звездный ход тайны. Двусмысленность постава состоит в безудержности поставляющего производства и сдержанности спасительного.

Констелляция истины, ее двусмысленность есть тайна истины, всматриваясь в которую, мы обнаруживаем опасность и замечаем спасительное. Человеческих усилий не хватит предотвратить угрозу, но человек в силах домыслить, что в указанной двусмысленности спасительное есть высшее в том, что подверглось опасности.

Если это так, то есть и некое более изначальное осуществление раскрытия потаенного. Им является “технэ”. Когда-то словом “технэ” обозначали не только технику, но и то раскрытие потаенного, которое выводит истину к сиянию явленности. “Технэ” означало произведение истины в красоту. В древней Греции сущность искусства была не в художественной форме, не в эстетическом наслаждении. Ее сущность заключалась в раскрытии потаенности и поэтому оно было “технэ” и принадлежало к “пойесису”. Последнее стало в конце концов именем собственным - поэзией, что означает раскрытие тайны созидательной речью.

Поэзия и есть то, искомое высшее и изначальное. И Хайдеггер вновь приводит строчку из Гельдерлина: “Поэтом живет человек на земле”.

Существом поэзии пронизано всякое искусство и все способы выведения существенного в непотаенность красоты. Дано ли поэзии осуществить свою высшую возможность подле своей сестры - опасности - никто не в силах знать. Но мы наделены способностью мыслить, а значит и вопрошать о тайне, чтобы светить и быть в свете непотаенной красоты.

Центральная идея философии Канта - запретить разуму человека, т.е. чистой философии (метафизике) выходить в сферу трансцендентного, которую Кант откровенно назвал сферой химер. Для того, чтобы метафизика оставалась наукой, т.е. достоверным знанием, разум должен знать свои границы. Дать границы разуму - предназначение трансцендентальной философии Канта или иначе говоря, его субъективного идеализма. Хайдеггер радикально пересмотрел классическую (Кантовскую) метафизику. Уже непосредственный предшественник Хайдеггера Гуссерль попытался обосновать трансцендентальную трансцендентность, т.е. показать, что “область химер” (трансценденция) все же имеет место в разуме (трансцендентальном субъекте). Для этого понадобилось “изъять” из философии понятия субъект и объект. И только затем Хайдеггер непосредственно показал, что наши знания распространяются и в сферу трансцендентного (сферу “химер”), с той лишь разницей, что в этом случае разуму человека противостоит иррациональность бытия. Поэтому в современной философии используют не научные понятия (характерные для рационализма), а экзистенциалы - фундаментальные параметры (иррационального) бытия.

Gestell - это нечто, находящееся вне человека, и его место (в философии Хайдеггера) - Бытие. Техника - пишет философ - это судьба человека, которую как раз и посылает Gestell, ибо она (техника-судьба) также дарована человеку; человек отвечает зову Gestell своим техническим отношением к миру.

Предлагаемый термин энтелехия для раскрытия сути Gestell на мой взгляд более удачен, т.к. по Аристотелю этот термин указывает на целеполагающую деятельность “первого неподвижного двигателя” или же Бога, и означает некое активное начало, цель в себе, превращающее возможное в действительное. Gestell - это еще бытийная возможность техники, в то время как Техника - это уже реализация Gestell, т.е. ее сущая действительность.

Хайдеггер утверждает, что и человек, и природа становятся всего лишь техникой, что представляет угрозу для самого существования человечества. Как обусловленный техникой, как часть технической реальности человек уже не может действовать против техники.

К поставленным Хайдеггером проблемам я бы добавил еще две. Почему все-таки именно в культуре нового времени техника приобретает такое значение и начинает определять характер самой цивилизации, ведь недаром современную культуру мы часто называем "техногенной"? Проблемой является и понимание техники: действительно мы так и не можем объяснить, почему техника, которая создается именно для пользы человека, постоянно оказывается стихией, в различных отношениях опасной и разрушительной для человека и природы.

В значительной степени человек перестал понимать и как техника создается.

* - К. Митчем допускает грубейшую ошибку утверждая, что “Термин Gestell являет собой, если использовать язык Канта, трансцендентальную предпосылку современной техники”. Термин “трансцендентальный” в философии Канта означает относящийся к чистому разуму, a priori, т.е. тому, что известно человеку, благодаря его разуму до всякого опыта; “трансцендентальный” - значит относящийся к разумному субъекту. Хайдеггер же своей “фундаментальной онтологией” вышел за рамки “заколдованного круга” субъектно-объектных отношений. Gestell не может быть “трансцендентальной предпосылкой”, так как не находится в субъекте. Gestell (по Хайдеггеру) это трансценденция, т.е. то, что находится вне всякого опыта и более того, оно просто недоступно опытному познанию. Сущность техники (т.е. Gestell) - пишет философ - нечто не-техническое, и следовательно Gestell не может быть трансцендентальной предпосылкой техники.

2.2 Двоякий артефакт.

Обратим внимание, что техника - это артефакт, причем двоякий: человек технику создает, а не находит существующей в природе, кроме того, он технику всегда осмысляет в рамках сложившихся культурных представлений. То, что мы сегодня считаем техникой, а именно рационально понимаемые действия (технический опыт, изобретательство, инженерную деятельность, технологию) и их продукты (механизмы, машины, технические сооружения), в предшествующих культурах не осмыслялось как техника. Чтобы это понять, обратимся к истории.

Какая необходимость заставила человека древнего мира "объяснять" или, как говорит Макс Вебер, "расколдовывать" технику? Человеку архаической культуры, например, было непонятно действие орудий, которые он изготовлял. Почему, скажем, он может поднять (сдвинуть, переместить) огромный камень палкой, которая опирается на другой камень, хотя голыми руками он это сделать не в состоянии? Тур Хейердал в книге "Аку-Аку" описывает древнюю технику поднятия каменных идолов, весящих два-три десятка тонн. Под блок подводились три рычага, на которые по команде надавливали одиннадцать человек. При этом еще один человек подсовывал под этот край блока камешки. Постепенно удавалось подвести камешки все большего размера, и в результате блок медленно поднимался на горке камней.

2.3 В глазах троится от техники.

Что можно извлечь из этих исторических реконструкций? Судя по всему, техника всегда понималась не просто как мертвое образование, а как живая сущность (душа, дух, боги, "жар божественного дыхания"), которые помогают человеку, если только он действует правильно по отношении к этой сущности (приносит ей жертву, славит, проникается ее намерениями, но также прикладывает мускульные усилия, использует орудия, действует по определенной логике, создает произведение - все это тоже есть момент сакрального действия). Техника не нейтральна, она активна и повернута к человеку или против него.

В любой технике присутствует три аспекта: действие человека; реализация процесса природы; создание события (предмета), входящего в культуру.

Заключение.

Если вернуться к проблеме сущности техники, то ясно, что отказаться от техники и технического развития просто невозможно. По сути, техническую основу имеют сама культура и деятельность человека. В то же время развитие технической деятельности, технической среды и технологии в ХХ столетии приняло угрожающий для жизни человека характер. С этим человек уже не может не считаться, несмотря на все блага, которые техника обещает. Ситуация слишком серьезная и быстро меняется, чтобы можно было надеяться обойтись малой кровью.

Список литературы:

  1.   Философия Мартина Хайдеггера и современность. Сб.ст.М. Наука 1991г. 253
  2.   Хайдеггер М. Вопрос о технике. С 221-238
  3.   Митчем К., Что такое философия техники? - М.: Аспект Пресс, 1995. - С149
  4.   Хайдеггер М. Вопрос о технике // время и бытие. М.: Республика, 1993. С 221 -238
  5.   Хайдеггер М. Разговор на проселочной дороге М.: Высш. шк., 1991. - С192

Тэги: Философия дизайна, Вещь



...материя конечна
но не вещь.
Иосиф Бродский